Храмы земли Мишутинской

ХРАМЫ ЗЕМЛИ МИШУТИНСКОЙ

(ВЕКОВ СВЯЗУЮЩАЯ НИТЬ,,,)

 

О прошлом постоянно напоминают названия деревень (к примеру, Поповка) и камни, оставшиеся от храмов, часовни и иконы, и «перед» дома, принадлежавшего священнику, и липы, растущие у домов, где когда-то жили священники, фотографии школьного архива и рассказы старожилов. Мы решили восстановить и сохранить эту практически неизвестную страницу истории своей малой родины, прикоснуться к истокам, протянуть духовную нить от прошлого к настоящему и через познание прошлого почувствовать свое родство с миром и историей.

Цель исследования:

- дать характеристику Ембского Николаевского прихода, для чего по возможности восстановить хронологию его возникновения, определить границы прихода и обслуживаемые священнослужителями селения;

- история храмов: когда они были построены, каков был их облик и дальнейшая судьба;

- служители: кто были эти люди, какую роль играли в жизни сельского общества, как сложилась судьба, священнослужителей, их детей и внуковю

Поскольку основное внимание в работе было уделено периоду с начала XIX века и до 50-х годов XX века, пришлось привлекать самый разнообразный круг источников. Это, прежде всего, архивные материалы. Начиная с 20-х годов XX века круг источников значительно расширяется, и, прежде всего, за счет воспоминаний старожилов. Но человеческая память избирательна, поэтому нам приходилось сравнивать различные воспоминания, искать подтверждени или опровержения, в том числе и документальные.

ЕМБСКИЙ НИКОЛАЕВСКИЙ ПРИХОД

Границы прихода совпадали с административными границами Ембской (в некоторых источниках XIX века – Емской) волости Вельского, а с 1 января 1851 года Кадниковского уезда Вологодской губернии.

В хронологических рамках XVI века- 1780 года девять волостей, составляющие современную территорию Вожегодского муниципального района Вологодской области, входили в состав Вологодского уезда:

  • Вотчинская волость
  • Вожегодская волость
  • Енальская волость
  • Ембская волость
  • Зубовская волость
  • Кривослободская волость
  • Раменская волость
  • Слободская волость
  • Ухтомская волость

С 1780 года большая часть указанных волостей, включая и Ембскую волость, вошли во вновь образованный по губернской реформе императрицы Екатерины Великой Кадниковский уезд Вологодской губернии. Западная часть современного Вожегодского района была отнесена к Кириловскому уезду Череповецкой губернии.

Деревни Горка, Некрасовская, поселок Озерный,  Агафоновская,  Доровиха, Дубровинская, Есинская, Ивонинская, Лощинская, Матвеевская, Тимонинская, Поповка возникли в период с середины XVII века и до 90-х годов XIX века и письменные упоминания о них до середины XVII века не найдены. В списках отсутствуют деревни Никольский Погост, Коротниха, Подгорное, так как ко времени составления списков этих деревень уже не существовало на карте края. Что касается деревни Поповка, то она возникла в 60-ые годы XIX века.

За основу взяты списки деревень уезда из публикаций Я.Е. Володарского по данным писцовых книг 1678 г. Но автор особо оговорил все селения, возникшие после переписи 1646 года, каковых очень немного. Это дает основание датировать первые письменные упоминания о деревнях ближайшим до середины XVII века описанием, то есть описанием (переписью) 1627-1630 годов. В основном это 1628 год, когда перепись дошла до Ембской волости. Безусловно, деревни значительно старше, что подтверждается другими источниками. Обработка всех дозорных и писцовых книг начала XVII века даст более точную географию вологодской деревни.

По землям современного Вожегодского района с конца XVII века проходила северная граница зоны помещичьего землевладения. После губернской реформы 1775 года двенадцать волостей бывшего Вологодского уезда (северная его часть) стали территорией вновь образованного Вельского уезда Вологодского наместничества, а позднее Вологодской губернии.

Произвольное, без учета особенностей социального развития края, проведение здесь южной границы уезда создавало здесь ряд проблем. У некоторых помещиков имения оказались в разных уездах. Созданное после 1785 года Вельское дворянское общество периодически сталкивалось в своей работе с определенными трудностями, так как часть владельцев имений постоянно или временно отсутствовала. Возникали проблемы и для правительства при заполнении вакансий в уездной администрации и в судах.

В декабре 1837 года дворяне Вологодской губернии съехались на очередное по истечении трехлетия собрание. На нем был поднят вопрос о ситуации в Вельском уезде. Как свидетельствует документ, на заседании 18 декабря «…дворянство в Собрании рассуждало, что в Вельском уезде помещичьи крестьяне в количестве всего около 10 000 мужского пола душ находятся в волостях Емской, Нижеслободской, Митюковской, Вальской, Петряевской, Катромской, Вожегодской, Ухтомской, Енальской, Зубовской, Давыдовской, Вотчинской. По местному же положению означенные двенадцать волостей состоят в одной окружности и на самой границе к Кадниковскому уезду и расстояние оных волостей гораздо ближе к городу Кадникову, нежели к Вельску».3  Далее вологодское дворянство большинством голосов постановило ходатайствовать перед военным губернатором г. Вологды о причислении имений из Вельского уезда к  Кадниковскому…  Но для решения вопроса в высших инстанциях потребовалось более десятилетия.

Законом 28 ноября 1849 года было предписано «перечислить» с 1 января 1851 года из Вельского уезда в Кадниковский 12 упомянутых выше волостей, а с ними и казенную Глубовскую волость «со всеми принадлежащими к ним помещичьими и казенными селениями».4

Так в 1851 году завершилась «вельская» страница административной истории края.

Это была территория, удаленная от основных административных, экономических и культурных центров Европейского Севера. По документам каркас расселения в долине реки Ембы сформировался к началу XVII века. К 1628 году на территории волости уже сформировался куст расселения, состоящий не менее чем из 22 населенных пунктов. В период с 1628 года по 1908 годы, то есть за каких-то 280 лет в волости появились еще 12 вновь основанных деревень. Следовательно, заселение и освоение края началось гораздо раньше (не позднее XIII века), так как нужно было не менее трех-четырех столетий для того, чтобы образовался такой достаточно мощный куст расселения к 1628 году. При таком количестве населения стало естественным строительство сразу двух каменных храмов в первой половине XIX века. Ясно также, что эти каменные храмы были не первыми. Деревянный храм возник значительно раньше, вероятно даже в XIV веке, на что указывают некоторые источники.

ХРАМЫ

В центре Ембской волости (в границах нынешнего сельского поселения Мишутинское),  на возвышенном месте (в народе говорят «на горе») близ реки Ембы стояли два красивых белых храма. О постройке церкви среди местных жителей сохранилось предание, согласно которому на место предполагаемого строительства клали икону, но она «переходила» на гору, где в конечном итоге и построили храм. Изначально стояла церковь деревянная, а в начале XIX столетия тщанием прихожан были возведены церкви каменные. Для севера России было характерно ставить на погосте два храма: один – высокий просторный, видимый за много верст – был летним, холодным, неотапливаемым; второй – пониже и поменьше в размерах – был зимним, то есть отапливаемым. Холодная (летняя) церковь была построена в 1821 году и освящена в честь Живоначальной Троицы. Кроме того, были престолы во имя святого пророка Илии, во имя преподобных Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев и во имя Всех Святых. Рядом находился теплый зимний храм, который был освящен в честь Святителя Николая5, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, который считался небе6сным покровителем нашей волости.

Летняя церковь, разрушенная позже, чем Никольский храм, более сохранилась в памяти местных жителей. По воспоминаниям старожилов, такой большой и красивой церкви в округе больше не было. Стены были выложены из красного кирпича и отштукатурены, внутри храма они были украшены росписями. Роспись была изумительной – когда в 30-40 годах стояли лишь стены, а кровля была разобрана, ни снег, ни дождь не могли стереть яркие краски! Свежесть и яркость красок остались в памяти старожилов до сих пор: «…в детстве бегала смотреть на гору. Не могла глаз оторвать. Дождь льет, а краски все ярче становятся. Спутаешь, где небо, а где краски на куполе…».

Купола церкви были позолочены, колокольню же венчал позолоченный крест, который было видно за десять верст. На колокольню вела винтовая лестница, «очень узкая, вдвоем едва разойдешься, темно – окон не было, до первой площадки лестница из кирпича была, а к колоколам по деревянным ступеням поднимались». Красивый колокольный звон был слышен более чем за пятнадцать верст. Самый крупный колокол весил шестьдесят пудов, язык у него был граненый, железный, весом восемь пудов. Кладбище и храмы обнесены были железной оградой, установленной на кирпичном фундаменте. Возле церкви стояла сторожка из кирпича.

Приход был довольно многочисленным. По данным на 1909 год в него входило около 34 деревень. В воскресные и праздничные дни в храмах собирались до тысячи человек. Особенно многолюдно было на Троицу (в престольный праздник) – сначала все шли на службу, а потом – на кладбище, поминали усопших. В Духов день устраивалась ярмарка: через дорогу напротив церкви на специально обустроенных деревянных настилах шла бойкая торговля пивом, мукой-крупчаткой, пряниками, калачами и другими многочисленными товарами. Это были дни всеобщего гуляния.

В конце 1850-х годов настоятелем Ембской Николаевской церкви священником Василием Гуляевым при содействии сельских старшин и благочинного 5 округа Александра Шайтанова была открыта церковно-приходская школа. А в 1879 году по приговору волостного схода было открыто Ембское 1-ое Земское училище, помещение для которого предоставил настоятель храма священник Иоанн Розанов. Он же обязался предоставлять отопление и прислугу на все время, пока он будет настоятелем. Этот поступок отмечался даже в отчетах губернской земской управы как хороший пример для других священнослужителей. Иоанн Розанов сам преподавал в училище, так же как и его дочь – Архилая Ивановна. Позже она вышла замуж за учителя Виктора Образцова, который в последствии прял священнический сан и после священника Розанова был последним настоятелем Ембской Николаевской церкви.

Виктор и Архилая Образцовы с удивительной добротой и пониманием относились к прихожанам – их и сейчас помнят все старожилы. Архилая Ивановна, обладая особым даром, лечила людей. Умерла она в 1913 году и была похоронена на местном кладбище (могила ее, в отличие от других, сохранилась до настоящего времени). Отец Виктор служил в Николаевском Храме до 1933 года. В годы гонений он не снимал рясу и крест, хотя церковь была уже закрыта и службы прекращены. Его не преследовали, не писали доносов – таково было отношение к старому священнику. Места, ставшие ему родными, не покидал до 1937 года, когда его увезла в Ленинград дочь Надежда. О последних годах жизни священнослужителя рассказал его правнук Вадим Моносзон: «Виктор Образцов до смерти в 1940 году, в возрасте 86 лет не снимал церковного облачения. Он похоронен, по рассказу моей мамы, Образцовой Архилаи Владимировны, по церковному обряду, гроб везли на семи белых лошадях, на Волковом кладбище Санкт-Петербурга. За его могилой ухаживает наша семья».

Многие из детей Виктора и Архилаи Образцовых посвятили себя учительскому служению. Ни одна другая семья не оставила такого значительного влияния в духовном и учительском служении в Ембской волости, как семья Образцовых. Их усилиями открывались вначале церковно-приходские школы, а затем и земские училища на рубеже XIX-XX веков. 

 

 

 

 

 

 

 

 

На первой фотографии В.А. Образцов, его жена Архилая Ивановна и старшая дочь Ариадна с мужем Стефаном Богуславским.

 

 

На второй фотографии В.А. Образцов и его дети:Александр, Владимир, Николай, Нина, Надежда и младший Иван.

 

 

 

В начале XX века в Ембской Николаевской церкви служил еще один священник –о. Александр Кокшаров (Ембский Николаевский приход делился на два участка и обслуживали их два священника). Об отце Александре известно немного. В архиве МБОУ «Мишутинская основная общеобразовательная школа»6 хранился уникальный документ – «Похвальный лист», который был выдан 23 августа 1911 года ученику Ембского 1-го земского училища Кокшарову Леониду, сыну отца Александра, за «благонравное поведение и отличные успехи в науках». После ликвидации МБОУ «Мишутинская основная общеобразовательная школа» в 2009 году документ, к сожалению был утрачен. Известно также, что Леонид Кокшаров женился на Нине Викторовне Образцовой. Детей у них не было, а сам Леонид трагически погиб.

Когда церкви закрыли, ценные иконы и утварь были вывезены, с колокольни были сняты колокола, предварительно собрав подписи местных жителей: «Поставишь подпись – денежку дадут…». Остальное растащили те, кто хотел выслужиться перед властью. Ломали и несли, что могли – железо и кирпич с церковной ограды и теплой церкви, оконные рамы, церковные ризы и прочее. Из храмовых икон оборотливые люди изготавливали столешницы и продавали. Даже в школе для уроков труда использовали иконы из разрушенных церквей.

Иконы из храмов и часовен сохраняли в своих домах благочестивые христиане.

Храмовая икона «Скоропослушница» находится в деревне (7) на чердаке одного из домов, а когда-то она стояла в горнице. К святой иконе приходили люди молиться, приносили обеты: материю, полотенца.

Храмовая икона Тихвинский образ Божией Матери почиталась особо. Она находилась в деревне Лощинская у одной молитвенницы в горнице. К этой иконе люди разного возраста, молодые и старые, шли отовсюду

Стены полуразрушенной летней церкви простояли до 50-х годов XX столетия, пока сельсовет не продал их на кирпич для строительства МТС в Нижних Слободах. Остатки пошли на кладку печей в домах местных жителей.

В конце 1990-х на месте разрушенных церквей поставлена часовня, перевезенная из деревни Дубровинская.

 

 

 

Часовня Тихвинская (д. Лощинская)

В деревне Лощинская до 1990 года стояла красивая деревянная часовня. Построена она была местными жителями на месте старого амбара в конце XIX столетия и освящена в честь Тихвинской иконы Божией Матери. Строители очень точно выбрали место – поставленная на возвышенном месте в самом центре деревни, часовня была видна из любой ее точки. Территория вокруг часовни была обнесена железной оградой, укрепленной на четырех огромных валунах. Над куполом возвышался крест из светлого металла, внутреннее убранство составляли иконы и роспись на полотне, закрепленном на стенах и купольном своде.

В 1930-х  часовню закрыли и устроили там склад зерна, что в конечном итоге способствовало неплохой сохранности здания. Внутренние росписи долгое время оставались нетронутыми, пока до них не добрались вездесущие «охотники за иконами». Храмовая икона Тихвинский образ Божией Матери почиталась особо. Она находилась в деревне Лощинская у молитвенницы Елизаветы в горнице. Молитвенница знала наизусть Акафист Тихвинской иконе Божией Матери. Люди собирались в ее доме на молитвы, отмечали православные праздники. К Тихвинской иконе отовсюду шли люди разного возраста. Приходили даже из дальних деревень – за 12 верст. Ночь молились, уходили под утро.

Самая почитаемая часовенная икона сохранилась до 1980-х годов, но, к сожалению, потом была похищена. В 1990 году из-за детской шалости Тихвинская часовня сгорела, и на ее месте местными жителями был поставлен крест, который некогда венчал купол часовни.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Часовня Троицкая (д. Дубровинская)

 

Первоначально в деревне Дубровинская часовня стояла на самом берегу реки Ембы. Со временем часовенка обветшала. Ее разобрали и построили новую, но уже на другом месте – на центральной сельской площади. Часовня имела невысокую звонницу, увенчанную шпилем, внутри была роспись на полотне, выполненная местным художником и иконописцем Акиндином Трухановым.

В 1930-х годах часовня использовалась как склад, была утрачена звонница. В конце 1990-х годов была перенесена на место бывшей Ембской Николаевской церкви.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

При подготовке данной публикации испльзованы материалы Государственного архива Вологодской области, исследовательские работы Ксении Малышевой, Н.Н. Пулиной, С.В. Сапогова, материалы личных архивов Александры Левиной, репродукции работ члена Союза художников России Виктора Подгорного. 

 

Особая благодарность Александре Левиной и Виктору Подгорному за их подвижнический труд по сохранению культурного наследия Русского Севера, в том числе и наших храмов!

 

 

______________________________________________________________________________

Родословие вологодской деревни. Вологда, 1990, с.51.

Там же, с.53.

Государственный Архив Вологодской области, ф.32, оп.1, д.59, с.1058.

Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. № 23683.

5Святитель Николай – один из самых почитаемых на Руси святых, прославлен от Бога даром чудотворных исцелений. В честь Святителя Николая на нашей земле строилось великое множество храмов.

6Учебное заведение было открыто в 1879 году как Ембское 1-ое земское училище до дня ликвидации оставалось одним из старейших учебных заведений в Вологодской области. Было ликвидировано в рамках оптимизации сети учреждений образования в 2009 году

 

 

Дата создания: 04.01.2013 20:06

Дата последнего изменения: 19.04.2015 00:03

На главную страницу